Вечерний Степанакерт
» » Отсутствие Нагорного Карабаха за столом переговоров превращает их в профанацию

Отсутствие Нагорного Карабаха за столом переговоров превращает их в профанацию

Интервью директора Института стран Восточной Европы и СНГ в Тель-Авиве, депутата Кнессета XV созыва, доктора Александра Цинкера газете «Ноев Ковчег»

– Г-н Цинкер, какие геополитические факторы и глобальные изменения могут сыграть роль катализатора в разморозке нагорно-карабахского конфликта?

– К моему огромному сожалению, решение нагорно-карабахского конфликта в ближайшем будущем явно не предвидится, учитывая, что сопредседатели МГ ОБСЕ в лице США, России и Франции, проявляющие активность на переговорах, будут заняты решением своих внутренних вопросов, связанных с подготовкой и проведением у них президентских выборов.

При этом, пока в переговорах не будут участвовать представители Нагорного Карабаха, решить этот вопрос будет очень сложно. Почему, к примеру, Приднестровье участвует в подобном процессе, а Карабах нет? Отсутствие главного участника конфликта в лице Нагорного Карабаха за столом переговоров превращает их в обычную профанацию. Сегодня вокруг НКК сложился статус-кво, который многие сравнивают с конфликтом между Израилем и Палестиной, в результате которого с 1967 года установилась разделительная линия. Аналогичная ситуация и в Нагорном Карабахе, где также существует линия соприкосновения. У меня складывается такое впечатление, что как это было в ходе переговоров палестинских и израильских лидеров, на которые они приезжали ради галочки, не собираясь о чем-то договариваться, так и сегодня не собираются о чем-то договариваться и стороны конфликта, поскольку ту, которая пойдет на малейший компромисс, будут считать проигравшей. Если бы основные страны, определяющие геополитику в регионе, в лице США, России и ЕС выработали единый подход к решению этой проблемы, то в результате дипломатического продавливания с их стороны Армения и Азербайджан, с определенными поправками, могли бы найти взаимоприемлемое решение конфликта. Без этого консенсуса ничего не изменится, во всяком случае, предпосылок для его появления я не вижу. Баку должен понять, что есть территории, которые уже никогда не будут принадлежать Азербайджану. Армянская же сторона должна понять, что существующая территориальная конфигурация также вряд ли способна стать окончательным вариантом урегулирования конфликта.

– Сегодня израильско-турецкие отношения выглядят не лучшим образом, поделитесь прогнозами относительно их будущего.

– Турция действительно долгое время являлась нашим основным стратегическим партнером в мусульманском мире, в то же время настойчиво пытаясь получить членство в Евросоюзе. Естественно, что в Анкаре прекрасно понимали, что через Израиль можно получить дополнительный выход к странам Западной Европы и США. Однако с приходом к власти Эрдогана и его партии в 2003 году в Турции произошла своеобразная тихая революция. В стране стала наблюдаться серьезная трансформация настроений. При этом, после того, как руководству Турции стало понятно, что в ЕС их никто не ждет, начала формироваться новая концепция, направленная на достижение регионального лидерства Турции на Большом Ближнем Востоке и в исламском мире. Именно отсюда и пошла исламизация светского, до последнего времени, государства, гарантом демократии которого долгое время являлась армия. Турция выбрала довольно агрессивный курс внешней региональной политики, отказавшись от своей концепции «ноль проблем с соседями». Сегодня у нее есть проблемы той или иной величины почти со всеми соседями. У Турции сегодня не самые лучшие отношения с Ираном. Сирию турецкое руководство вообще сдало в надежде получить определенные дивиденды в случае падения режима Асада. Впрочем, при всем напряжении в израильско-турецких отношениях заключенные договоры продолжали осуществляться до последнего времени. Однако после инцидента с так называемой «флотилией свободы» и открытой поддержки террористической организации «Хамас» разрыв отношений принял необратимый характер. При этом не следует забывать, что Турция является членом НАТО и является, как и Израиль, стратегическим партнером США в регионе. Напряженные беседы Эрдогана с президентом США Бараком Обамой и госсекретарем США Хиллари Клинтон, видимо, дали определенные результаты. Как мне кажется, Эрдоган сегодня пытается слезть с дерева, на которое он очень высоко залез. Логическая последовательность действий нынешнего руководства Турции в области внешней политики мне, честно говоря, не очень понятна. Я не вижу реально целей, к достижению которых они могут прийти, пожертвовав тем или иным фактором во взаимоотношениях с соседями. Всем необходимо понять, что в нашем сложном взрывоопасном регионе не может быть один лидер, как бы Турции или кому-либо другому этого ни хотелось. И как мне кажется, к тем дружеским стратегическим отношениям, которые были между Израилем и Турцией, мы уже не вернемся.

– На днях в Кнессете вновь был поднять вопрос геноцида армян в Османской Турции в 1915-1923 гг. До какого предела может дойти Израиль в вопросе признания геноцида армян, учитывая нынешнее содержание отношений с

Анкарой?

 

– Будучи сторонником признания геноцида армян, я всегда по мере своих сил лоббировал этот вопрос в Кнессете. Поэтому с определенной долей оптимизма хочу отметить последовательное увеличение числа сторонников признания геноцида среди депутатов Кнессета, которые в последнее время стремятся опять поднять этот вопрос в Израиле. Но израильское общество, на мой взгляд, еще не готово к принятию данного решения. И в этом вина не только израильских политиков и общественных деятелей, но и информационной политики руководства Армении. Дело в том, что, обсуждая вопрос о признании геноцида армян, наш парламент должен принимать такое решение, которое будет понятно гражданам. Но сегодня граждане Израиля мало информированы об истории Армении и исторической правде резни армян в Османской империи. Как, впрочем, и армянский народ недостаточно информирован об израильско-палестинском конфликте, об истории возникновения и борьбе еврейского народа за свою государственность.

Должен констатировать, что, например, Азербайджан проводит в Израиле масштабную информационную работу на всех уровнях. И постепенно коренные израильтяне понимают, что есть такая страна – Азербайджан, которая имеет с нами достаточно неплохие отношения. Кроме того, 30% от общего объема импорта нефти Израилем приходится на долю Азербайджана. Сотрудничество развивается в различных областях, в том числе и военной. Мы поставляем Азербайджану беспилотники и другое военное оборудование.

Бизнес есть бизнес, так давайте поговорим и о поставках израильского оружия в Армению. Кроме того, сотрудничество с Азербайджаном укладывается в нашу концепцию отношений с мусульманским миром, тем самым мы демонстрируем, что прекрасно можем сотрудничать, общаться с любой мусульманской страной. Таким образом, Израиль стремится создать вокруг Ирана своеобразное кольцо из стран, имеющих с Израилем, как минимум, нормальные отношения. Эти страны, в случае необходимости, могут выступить нашими союзниками, а не союзниками государства, грозящего нас уничтожить.

– Недавний визит нашего высокопоставленного чиновника в Израиль как будто свидетельствует о намерении углубить отношения с вашей страной…

– Визит действительно имел место по инициативе нашего посла-нерезидента в Армении Шмуэля Мерома, который и сообщил мне об этом. Имя армянского высокопоставленного чиновника, посетившего Израиль, мне неизвестно. При этом наш посол ожидает определенных качественных подвижек в отношениях между Израилем и Арменией в ближайшее время, что может только радовать. За весь период наших взаимоотношений были и удачные, и просто провальные годы. В 2000 году, когда я возглавлял парламентскую группу дружбы Израиль-Армения и наша делегация собиралась ехать в Армению, имея на руках уже проставленные визы, нас попросили из Армении отложить визит по каким-то техническим причинам.

– То есть тут сыграл свою роль Иран?

– Я думаю, да. Во всяком случае, было очень неприятно. Хорошо, что прорыв из этой ситуации все же произошел в 2006 году, когда глава ВАК Ара Абрамян привез в Израиль делегацию из более 80 человек, в составе которой были тогдашний министр обороны Серж Саргсян и Католикос Гарегин Второй, бизнесмены. В эти годы прогресс в отношениях был налицо, однако после очередной вспышки напряженности в израильско-палестинских отношениях, когда армянские СМИ, с точки зрения израильтян, односторонне осветили эти события, отношения вновь охладились. Все это осложняет сближение между нашими государствами. При этом какие-то контакты все же существуют, есть небольшой товарооборот. Хотя, на мой взгляд, точек для плодотворного сотрудничества намного больше. Надо только захотеть.

– Вы не считаете, что первой же ответной мишенью для Ирана в случае бомбежки его ядерных объектов Израилем станет, к примеру, израильский реактор в Димоне?

– Бомбежка Ирана чревата не только ответными ударами по Израилю, но и масштабной войной в регионе. Как мне кажется, Израиль самостоятельно не пойдет на такие радикальные шаги без координации своих действий с США и ведущими странами ЕС. При этом в Израиле никто официально не говорил, что мы собираемся бомбить Иран, а если уж кто-то решает бомбить, об этом заранее не говорят. Кстати, еще в позапрошлом году Израиль успешно разбомбил строящиеся объекты Сирии, на которых планировалось производство ядерного оружия. Сирийцы сначала долго протестовали, но когда международные эксперты нашли там остатки элементов, подтверждающих агрессивные намерения, все сразу успокоилось. Израилю же удалось остановить сирийские разработки как минимум лет на пять. Поэтому мне кажется, что в ближайшем будущем никаких бомбежек не будет, такие операции так не осуществляются. Приостанавливать же иранскую ядерную программу можно и различными техническими, технологическими и программными способами. Порой один программный сбой в компьютере способен отбросить реализацию программы на год или два.

Давид Степанян

 

 

“Ноев Ковчег”

все для dle
9-01-2012, 07:21
0 просмотров
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.