Вечерний Степанакерт

Мир дому твоему, Арцах!

 

Мир дому твоему, Арцах!

 

Май в Нагорном Карабахе считается особенным месяцем, ознаменовавшимся в истории Арцаха чередой героических побед. Почти 20 лет назад в такие же майские дни закладывалась история новых армянских подвигов. О становлении Армии обороны Нагорного Карабаха в эксклюзивном интервью газете «Ноев Ковчег» рассказывает министр обороны НКР, Герой Арцаха, генерал-лейтенант Мовсес Акопян.

 

– Мовсес Грантович, как отмечают в Арцахе День Победы?

– Как бы странно ни звучало, но для нас 9 мая действительно наиглавнейший праздник, и я бы даже сказал, что в Арцахе его отмечают с гораздо большим размахом, чем День независимости или Новый год. В эти праздничные дни мы чествуем ветеранов Великой Отечественной войны, которые всегда стоят у нас в первом ряду, ведь в основе наших нынешних побед лежит победа наших отцов и дедов. Впечатляющие цифры – четыре маршала и 105 Героев Советского Союза родом из Карабаха – уже говорят сами за себя. Это и есть, наверное, то, что называют духом народа, его характером, благодаря которому мы отстояли нашу независимость. Мы освободили Шуши, что стало точкой отсчета в новейшей истории создания независимого государства и Армии обороны Карабаха, которая все эти годы остается гарантом мира и безопасности в нашем регионе.

– Ветераны Карабахской войны вспоминают, что военные действия начинались тогда чуть ли не с берданки…

– Не «чуть ли», а действительно мы начинали воевать с берданки, карабина, охотничьего ружья – у кого что было дома. На начальном этапе войны основное вооружение арцахской армии частично состояло из арсенала некогда дислоцированного в Степанакерте 366-го мотострелкового полка Закавказского военного округа, не сумевшего вывести свою техническую базу, а также из трофеев, изъятых у азербайджанцев. В частности, большое количество трофейного оружия и боеприпасов осталось после их поражения в Агдаме, Хорадизе, Шуши. С провозглашением независимости Арцаха мы не стали тратить деньги на строительство различных особняков, а направили все финансовые средства на покупку вооружения и военной техники.

 

– Как проходило становление Армии обороны Карабаха?

– Формирование Армии обороны Карабаха прошло несколько стадий, причем каждую из них можно назвать переломной для наших Вооруженных сил. На первом этапе становление происходило в условиях непрекращающейся войны, объявленной Азербайджаном. Войны, неравной по соотношению сил и в условиях жесточайшей блокады, а вернее, окружения. Да, пожалуй, слово «окружение» здесь больше подходит, так как Азербайджан почти открыто проводил депортацию населения, незаконные аресты, взятие пленных, массовые наступления вооруженных сил. Известны случаи депортации населения Шаумянского, Геташенского и части Гадрудского районов при непосредственном участии войск МВД СССР и поддержке тогдашнего руководства Карабаха. Явно чувствовалось, что политическая стратегия советских войск, видимо на потребу Азербайджану, отнюдь не была направлена на обеспечение безопасности населения Арцаха. Наоборот, делалось все, чтобы как можно скорее выжить армян с этой территории. В этих условиях стали создаваться вооруженные формирования, называемые тогда фидаинскими джокатами (дружинами). Именно они стали первоосновой нашей нынешней Армии обороны.

 

– После развала Советского Союза в 1992 году и провозглашения независимости Карабах остался фактически один на один с военной угрозой со стороны Азербайджана.

– И к тому же в полном окружении. В результате было принято решение о создании Вооруженных сил Арцаха. Уже 1 сентября в Степанакерте было создано Министерство обороны с единым руководством для управления военными подразделениями во всех населенных пунктах. Примечательно, что в тот же день все военнослужащие ВС Карабаха были приведены к присяге на верность своему Отечеству, даже те, кто когда-то служил в составе советских вооруженных сил. Возвращаясь к тому времени, скажу, что в этих сложных условиях мы смогли создать не просто боеспособную армию, но еще и обеспечили ее вооружением, обмундированием, питанием.

Между тем война шла по всем канонам военной науки. Против нашего стрелкового и частично танково-артиллерийского оружия противник применял артиллерию, танки, авиацию, то есть практически все известные виды вооружения, кроме разве что оружия ядерно-химического воздействия. Переговоры и перемирия, которых удавалось периодически достигать, использовались Азербайджаном для восстановления собственного потенциала, чтобы с новыми силами идти в наступление, причем в основном на населенные пункты с целью их опустошения. После чего зверства собственных бандформирований они пытались фальсифицировать – для оправдания в глазах мирового сообщества – как «зверства армян». «Отличилась» и азербайджанская авиация, бомбившая в основном тоже населенные пункты Арцаха, где погибли тысячи людей из числа гражданского населения. Так, после артиллерийских бомбежек и авиационных налетов почти полностью был разрушен Степанакерт. Его панорама в 1994 году сравнима с кадрами кинохроники, зафиксировавшей последствия недавнего катастрофического землетрясения в Японии. Город тогда полностью был в руинах, не осталось ни одного дома, в который не попал бы вражеский снаряд. И в этой ситуации мы приняли единственно правильное решение: оттеснить ВС Азербайджана от границ нашей автономной области. И второй задачей являлось принуждение Азербайджана к заключению перемирия, что было достигнуто 12 мая 1994 года, когда при посредничестве России был заключен договор о перемирии между Карабахом, Арменией и Азербайджаном.

Возможно, многим политтехнологам и идеологам Азербайджана показалось тогда, что мы начнем сворачивать свои Вооруженные силы, чем можно будет воспользоваться для нового развязывания военных действий на наших территориях. Однако они сильно просчитались. Наша армия пошла по пути модернизации технической базы и закупки новейшего вооружения. Только в 2010 году у нас были осуществлены серьезные работы, направленные на повышение боеготовности армянских солдат, усовершенствование системы управления и эффективного взаимодействия между воинскими подразделениями. Также сегодня учитывается мобилизационный принцип призыва в армию 18-летних юношей. Ведь в годы войны многие наши ребята уходили на войну добровольцами, так и не успев достичь совершеннолетия – столь сильно развито у каждого арцахца чувство патриотизма, желание защитить Родину, отстоять ее от врага.

Один из самых ярких примеров войны – это освобождение Шуши. Не зря ее всегда называли неприступным городом-крепостью. Но мы освободили Шуши с небольшими потерями, несмотря на то, что засевший там противник превосходил нас по вооружению в сотни раз. То же самое было и в Агдаме. Знаете, почему? Потому что уже стояли поперек горла все эти вражеские угрозы, бомбежки, зверства. Среди нас не было ни одного человека, кто не был бы готов отдать свою жизнь за Шуши, за Арцах!

 

– Наступило мирное время?

– К сожалению, нет. У нас на передовой до сих пор продолжают гибнуть от снайперских пуль солдаты Армии обороны Карабаха. И хотя было решение международных структур о снятии снайперов с линии огня, тем не менее агрессивные действия, проводимые в последний период Азербайджаном по всей линии соприкосновения войск, лишь в очередной раз подтверждают тот факт, что официальный Баку не только не выполняет взятые на себя обязательства по сохранению режима прекращения огня, но и, наоборот, все больше наглеет. Сегодня нужно трезво смотреть правде в глаза: Азербайджан никогда не пойдет на предлагаемые международными структурами условия.

 

– На Ваш взгляд, усилившаяся в последнее время военная истерия Азербайджана – очередная риторика или реальная угроза войны?

– Для меня, как министра обороны, война может начаться в любой момент, даже сейчас, когда я разговариваю с вами. Поэтому наши подразделения на передовой находятся в боевой готовности №1 вот уже в течение 16 лет в условиях ни войны, ни мира. Я глубоко убежден: если в Азербайджане посчитают, что смогут решить вопрос Карабаха военным путем, то тут же начнут войну. А пока просто просчитывают свои возможности, отлично понимая, что не смогут выиграть ее. И сдерживает их не столько мировое сообщество, сколько наши Вооруженные силы. Но если война все-таки начнется, то ответ будет адекватным. Мы будем воевать уже не на нашей территории, а там, где посчитает необходимым Армия обороны НКР.

 

– Сотрудничает ли Армия обороны Карабаха с Армянской национальной армией?

– У нас самое тесное сотрудничество и взаимодействие. В случае войны, не имеет значения – с Азербайджаном или другим государством, Вооруженные силы Арцаха и Армении будут выполнять единые боевые задачи.

 

– Руководство Азербайджана не раз заявляло, что не исключает силового решения карабахского конфликта, в связи с чем существенно увеличивает свой военный бюджет. Не будет ли нарушен баланс вооружения сторон в зоне карабахского конфликта?

– Да, там идет закупка оружия, что, конечно, настораживает. Но это больше похоже на психологическую отмашку, когда тоталитарному государству надо оправдаться перед собственным народом и успокоить его: вот смотрите, мол, мы тоже не можем примириться с потерей Карабаха и делаем все возможное, чтобы вернуть его за счет покупаемого оружия. С другой стороны, эти действия можно рассматривать как шантаж мирового сообщества: если вы не надавите на Армению, то тогда уже мы будем вести свою отдельную политику вооружения страны.

Вместе с тем, хочу отметить, что в 2010 году, повышая военный потенциал нашей армии, мы тоже приобрели достаточно большое количество военной техники, предназначенной для отражения ударов любой силы. Есть известное изречение: «Хочешь мира – готовься к войне». Так вот, нас к этому вынуждают. Но готовясь к войне, мы тем самым обеспечиваем мир в Карабахе.

 

Мир дому твоему, Арцах!
 

 

– Недавно Армия обороны Карабаха провела командно-штабные учения. 

– В целом они прошли в соответствии с намеченным планом. Во время учений, максимально приближенных к боевым, были отработаны процессы подготовки и проведения как оборонительных, так и наступательных операций, взаимодействие различных родов войск и подразделений. Завершающий этап проходил с боевой стрельбой. Противник не прекращает свои воинственные выступления, утверждая, что в состоянии решить любой вопрос силой. А мы на практике доказываем, что это невозможно, так как наши Вооруженные силы находятся на должном уровне боеготовности, что, в частности, и было продемонстрировано на нынешних учениях.

 

– В 1994 году было официально объявлено, что небо над Ереваном надежно защищено системами ПВО. Насколько надежна такая же защита над Арцахом?

– Могу лишь сказать, что нисколько не хуже.

 

– В связи с открытием Степанакертского аэропорта Азербайджан опять «выдал» Карабаху, Армении и мировому сообществу очередную порцию угроз. Насколько компетентен наш сосед в подобных вопросах?

– Это чистейшей воды популизм. Во-первых, у нас есть и средства, и возможности по сбиванию ракет в случае, если они будут выпущены по самолетам. Во-вторых, наш аэропорт расположен достаточно далеко от переднего края границы, да и самолеты будут летать на внутренних линиях между Арменией и Карабахом, не залетая на территорию Азербайджана.

Всем известно, что президент Армении Серж Саргсян собирается прилететь в Степанакерт первым рейсом. Со своей стороны хочу добавить, что я специально приеду в Ереван, чтобы вылететь этим же рейсом в Степанакертский аэропорт.

 

– Уже начался весенний призыв. Характерно ли для молодежи Карабаха такое понятие, как «откосить» от армии?

– Нет. Я не могу привести ни одного примера. Это совершенно не свойственно нашей молодежи. На примере своих родителей они знают цену свободы и независимости. Я могу сказать, что каждый из них, несмотря на свой возраст, тоже прошел войну и осознает возможность новой военной угрозы своему Отечеству, отчему дому, которые он обязан защищать. Кстати, знаете, в Карабахе еще с советских времен существовала традиция, когда «откосившему» от армии жениху отказывают в сватовстве. Всегда считалось позором выдать дочь замуж за «ненастоящего мужчину», только потому, что он не служил в армии.

 

– В одном из интервью Вы сказали, что ощущаете себя в первую очередь солдатом…

– Так и есть. Если я не буду чувствовать себя на месте солдата – на посту, на занятиях, на передовой, – то я плохой командир. Это не только прописано в моих должностных обязанностях. Я по натуре тоже солдат на своем посту.

 

– Мовсес Грантович, у Вас карьера профессионального военного. Это детская мечта или династия?

– Нет, я первый военный в нашей семье. Причем в выборе профессии помогла школьная поездка в Дом-музей маршала Баграмяна и маршала Бабаджаняна, куда нас, девятиклассников, повезли на экскурсию. Именно тогда я решил для себя, что обязательно стану военным. И после окончания школы осуществил свою мечту, поступив в Высшее армейское командное училище Алма-Аты.

Но сейчас хочу сказать о другом. Карабах дал миру столько известных военных стратегов. Яркий пример из нашей недавней истории – генерал-лейтенант Христофор Иванян, который, пройдя Великую Отечественную, принял участие в Карабахской войне, когда ему было уже 72 года. И таких героев в Карабахе много. Я хочу пожелать всем нам крепкого здоровья и мира, мира, который так нужен в каждом доме.

 

Наталья Оганова

Газета НОЕВ КОВЧЕГ 

все для dle
23-05-2011, 11:30
0 просмотров
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.