Реклама
» » Геноцид армян: накануне столетия

Геноцид армян: накануне столетия

В Ереване 22–23 марта состоялась международная конференция «Армянский геноцид. Вызовы накануне столетия», организованная Госкомиссией по координации мероприятий, посвященных столетию геноцида.

И если две провозглашенные цели конференции из трех привычны, то третий пункт звучит несколько вне устоявшихся традиций: «О компенсациях правопреемникам жертв и лиц, переживших геноцид, обсуждение юридических обоснований, связанных с этим вопросом».

Это новый, хотя и вполне закономерный поворот в развитии сюжета о геноциде. Амнезия турок в вопросах собственной истории не может навсегда остаться защитой от ответственности за нее.

Прозвучали доклады армянских и иностранных участников конференции, в том числе турецкого правозащитника Рагыпа Зараколу и известного немецкого публициста Вольфганга Густа (в записи) с неожиданным названием: «Геноцид армян. Турецкая или немецкая программа?» Редактор «Калифорнийского курьера» Арут Сасунян решил заменить стремление к признанию геноцида стремлением к торжеству справедливости. Доклад нашего собеседника, директора Института востоковедения Национальной академии наук Рубена Сафрастяна назывался «Теоретические проблемы армянского геноцида», однако включил в себя практически все требования дня об изменении подходов к теме геноцида.

 

Рубен Сафрастян:

– Тема геноцида развивается, и сегодня, по мнению многих исследователей, наиболее актуальным становится изучение микроисторий геноцида. Не сухая цифирь – убито столько-то, насильно депортировано столько-то, а леденящие кровь конкретные истории из жизни. Они наиболее эмоциональны, сюжетны, и за этими историями встают конкретные трагедии. И если когда-нибудь состоится суд, то эти истории могут прозвучать как разрозненные факты общей трагедии. Например, такого-то числа в такое-то село вошли жандармы и начали убивать и грабить. Чему есть конкретные свидетельства жительницы этого села Ануш.

 

– Тут, как кажется, будет трудно избежать обвинений в фальсификации. Ануш давно нет, выступить в суде некому…

– Сразу после событий геноцида велись записи со слов переживших трагедию. Нашим архивным управлением изданы уже три тома под общим названием «Свидетельства переживших». Они собраны по вилайетам и будут скоро переведены на английский. Это живые документы истории. Тогда работали 3 специальные комиссии. Одна – в Константинополе, под эгидой Константинопольского патриархата. Другая комиссия работала с беженцами в Баку на протяжении 1916 – 1917 годов. Третья была создана в 1918 году и работала под руководством Ованнеса Туманяна. В свидетельства включались документы, фотографии, рассказы очевидцев, как армян, так и представителей иных национальностей, статистические сведения. Подсчитывался и материальный ущерб. Согласно весьма неполным данным специальной комиссии, созданной по решению Парижской мирной конференции, общий материальный ущерб, нанесенный Западной Армении в ходе Первой мировой войны, т.е. в те годы, когда осуществлялся геноцид, составляет в современных ценах более 41 миллиарда долларов. Не считая человеческих жертв, конечно.

Совокупность сведений привела к тому, что факт геноцида доказывать уже не надо: кроме профессионального научного сообщества, его признали свыше 20 государств, международные организации и даже 40 штатов США. Правда, на государственном уровне они пока никак не могут его признать.

 

– Знающие люди говорят, что пока США не подыщут замену своей базе в турецком Инджирлике, они будут всячески избегать признания.

– Очень может быть. Тем не менее геноцид признан, и сегодня среди ученых превалирует мнение, что борьба из политической плоскости должна быть переведена в юридическую и одной из ее целей должна стать компенсация потерь. В международном праве предусмотрена персональная ответственность для лиц, которые участвовали в фактах геноцида, но не предусмотрена ответственность государства. В 1948 году, в ходе разработки текста Закона о геноциде, этот вопрос обсуждался, но тогда и СССР, и США выступили против, боясь, что это может быть использовано против них. Сегодня среди ученых оформляется стремление обозначить ответственность государств. В частности, я в своем докладе на конференции предложил внести 2 поправки в закон от 1948 года, которые может инициировать Армения как член ООН. Одна поправка – это особо обозначить в законе, что народ, подвергнутый геноциду, тем самым лишается Родины, т.е. подвергается патрициду. Другая – об ответственности государства, осуществившего геноцид. И в таком случае государство-правопреемник несет ответственность за деяния своего предшественника.

 

– Ни в случае с Турцией, ни в случае с Германией республики не считали себя правопреемниками Османской Турции и Третьего рейха…

– Прежде всего нужна разработанная концепция понятия «геноцидального государства», которое пользуется геноцидом как инструментом решения своих проблем. Правопреемство – это следующий шаг. Так вот, в Турции с 1876 по 1920 год было последовательно создано 4 программы геноцида. Первая касалась болгар и была рассмотрена в правительстве в мае 1876-го, по итогам подавленного турками болгарского восстания. Рассмотрение способов предотвратить восстания в дальнейшем и привело турецкое правительство к традиционной для себя мысли – уничтожить! Я нашел соответствующие документы в архиве внешней политики России и ввел их в оборот. Правда, эта программа не была реализована – помешали политические обстоятельства. Авторство второго геноцида, 1894–1896 гг., принадлежит султану Абдул Гамиду. Было уничтожено около 300 .000 армян, существенно меньше, чем в 1915 году. Тут надо заметить, что геноцид не ставит задачу уничтожить полностью какой-либо народ – достаточно потопить его в крови. Между актами геноцида было множество погромов, которые рассматриваются как убийства, но никак не преступление геноцида, которое от погромов или резни отличается наличием интента – намерения. В свою очередь об интенте, или намерении, говорит программа действий, выработанная государственной властью страны. Нет программы – нет геноцида.

 

– То есть можно уничтожить сто человек по программе – и это будет геноцид. Либо просто бросить клич, и полтора миллиона армян будет уничтожено, но это уже не будет геноцидом, а всего лишь погромом, за который по прошествии лет и ответить некому…

– Есть просто убийство, и есть убийство преднамеренное, и ответственность за них разная. Доказать же намерение можно двумя способами. Первый – это разыскать соответствующие документы, второй – посредством изучения совокупности событий геноцида выявить некую программу, которой следовало государство-погромщик. Во время геноцида Абдул Гамида страна управлялась практически единолично, и понятно, что подобный стиль управления почти не оставляет письменных следов. Но, несмотря на секретность управления, тогда уже использовался телеграф, и следы геноцидального проекта могут каким-либо образом всплыть в виде телеграфных распоряжений. Так что тут пока приходится довольствоваться вторым способом доказательства интента.

В 1915 году ситуация была иной. Тогда геноцид осуществлялся как официальной властью, так и партийной. Есть запись о тайном собрании 5 руководителей Османской империи в конце января 1915 года. Среди них – министр внутренних дел Талаат, единоличный лидер младотурок, доктор Назым и Бехаэддин Шакир – члены ЦК иттихата. Джанполад – руководитель тайной полиции, входящей в Министерство внутренних дел, который, став губернатором Стамбула, руководил арестами армянской интеллигенции в апреле 1915 года. И руководитель политического управления Генштаба таинственный полковник Сейфи. Он не был охвачен операцией «Немезис», был дружен с Мустафой Кемалем. Ему единственному из участников тайного заседания удалось благополучно пережить трудные времена и умереть в своей постели. Так вот, на этом заседании была выработана программа из десяти пунктов, и реальность в дальнейшем полностью совпала с ее, так сказать, предначертаниями. Десятый пункт – уничтожить документ после прочтения, но документ сохранился. В 1919 году англичане начали охоту за руководителями иттихата, предполагая провести крупный процесс. К ним в руки попал турецкий полковник Эсад, который вел запись совещания и сумел откупиться от них этим документом. Видимо, решил сохранить компромат на свое начальство. Программа тогда попала в армянские газеты, но потом этот документ почему-то оказался забыт. В 70-е годы французский исследователь Пелейрян обнаружил его в английских архивах. Это тайное совещание весьма похоже на аналогичное совещание лидеров нацистов в Ванзее в январе 42-го года, на котором было принято «окончательное решение» о тотальном уничтожении евреев.

 

– Этот документ положил начало геноциду? Но он же без подписи, хотя, надо полагать, все 9 его пунктов были реализованы на практике…

– Это сюжет с продолжением. 26 мая, через два дня после заявления стран Антанты о том, что виновники армянских погромов будут наказаны, Талаат, согласно приказам которого программа уничтожения уже осуществлялась, пишет докладную правительству, предлагая начать депортацию армян. Депортация – не геноцид, и Талаат просто испугался, что станет козлом отпущения, если Антанта сдержит обещание. 27 мая правительство принимает закон о депортации, не упоминая отдельно армян. Как бы исходя из военной необходимости. Исполнение закона было возложено на армию, которой руководил Энвер – Талаат и тут сумел вильнуть хвостом, назначив соперника ответственным за преступления. Основания же для депортации были изложены весьма своеобразно. Если, например, военный начальник чувствует или даже предчувствует, что немусульманские подданные могут представлять опасность для государства, то он обязан их депортировать. Т.е. все зависело от дара предчувствия армейских начальников. 30 мая принимается правительственное решение о депортации, под которым расписались уже и Талаат, и Энвер, и другие члены правительства. В нем предлагалось «полностью уничтожить» опасность, которую представляют собой армяне.

 

– И во время депортации буквально единицы дошли до пунктов назначения…

– Да. Талаат отправлял телеграммы губернаторам провинций об организации депортации армян. И в то же время, как лидер младотурок, он отправлял секретное послание с задачей уничтожения армян двум членам ЦК иттихата, контролировавшим гражданскую власть. Для этого решением ЦК иттихата были созданы специальные отряды – батальоны смерти, укомплектованные в основном преступниками, выпущенными из тюрем. Руководили спецотрядами участники тайного совещания – Бехаэддин Шакир и доктор Назым. Понятно, что дисциплина в этих бандах была строгой, иначе с уголовниками было бы не совладать. И, поскольку ответственными за понятие дисциплины в Турции были немцы, то среди руководителей этих банд были и немецкие офицеры – тому есть конкретные свидетельства. Так что фашисты использовали полученный в Турции опыт уничтожения мирного населения. Вначале привлекалась к геноциду и армия, но очень скоро стало ясно, что это ее деморализует.

 

– Погромы деморализуют турецкую армию? Это притом что жестокость турецкого аскера – притча во языцех.

– Жестокость к врагу, но не по отношению к мирному населению своей страны. Турецкое офицерство времен Османской империи училось в академии Генштаба и было достаточно образованным, на фоне своего народа, естественно. Кстати, помощь немцев не ограничивалась собственно армией и зондеркомандами. Есть сведения, что в 1913 году немцы помогли тайной полиции Османской империи создать картотеку всех видных армян, и именно по этой картотеке их и уничтожали. Начальником Генштаба Османской армии тоже, кстати, был немец.

 

– Может, предъявить счет немцам? Они, в отличие от турок, способны к покаянию…

– Давайте сперва разберемся с программами. Мы перечислили три, так вот, была и четвертая, и это во времена, когда во главе Турции стоял уже Мустафа Кемаль, или Ататюрк. 8 ноября 1920 года турецкая армия стояла уже на подступах к Александрополю, ныне Гюмри. Карабекир, командовавший турецкими войсками, получает телеграмму, что Армению нужно уничтожить политически и материально. Подписана она министром иностранных дел, но понятно, что это решение правительства Кемаля. Кстати, в Смирне войска под его командованием проявили такую патологическую жестокость, что ничего удивительного в этой телеграмме нет.

Последний пункт текста традиционный – «уничтожить по прочтении». Кстати, тексты всех этих документов приведены в моей книге «Османская империя. Генезис программы геноцида (1876 – 1920 гг.)». Она переведена на французский и английский языки, и было бы замечательно, если бы кого-нибудь в России заинтересовало ее издание на русском языке.

 

– Мне кажется, что эта тема нуждается больше в неармянском читателе, нежели местном, который более или менее осведомлен. Возвращаясь к теме. У нас получилось, что под четырьмя документами, представляющими собой программу геноцида, стоят подписи глав трех разных типов турецкого государства. Первые два – султаны, потом – главы иттихата, далее – кемалисты…

– Вот! Получается, что все формы правления Османского и Турецкого государств одинаково геноцидальны. Одно из объяснений состоит в том, что Османское государство возникло как государство тюркских газиев – людей, осуществляющих джихад. А в ноябре 1914-го, чтобы не забыть об истинном предназначении турок, была издана еще и фетва султана, в которой был объявлен джихад. С XVI века султаны узурпировали титул халифа, объединив в одном лице светскую и духовную власть, и полагали, что имеют право на управление всем суннитским миром. Прошли века, но амбиции остались. И последний джихад османских султанов оказался фактически направлен против своих же подданных – армян.

 

– Вы говорите о возможном суде над преступниками. Но кто, кроме немцев, ответил сегодня за геноцид? Прокурор Гаагского суда Карла дель Понте, выйдя в отставку, обвинила Москву, Белград, Вашингтон, ЦРУ, ООН и НАТО в противодействии суду. Понятно, что противодействие Москвы и Белграда было незначительным, в отличие от других центров силы, и перед Гаагским трибуналом ответили в подавляющем большинстве сербы. Так что и здесь проблема ответственности решается по чисто политическим мотивам. По тем же, по которым США, признав геноцид армян на уровне подавляющего большинства штатов, не признают его на уровне государства.

– И тем не менее если мы сумеем внести в закон о геноциде 1948 года ответственность государства, то для Турции может наступить ответственность за геноцид. Политическая, моральная, материальная. Турция не способна на покаяние, и добиться этого можно будет через суд. Вопрос же о том, насколько современная Турция является правопреемницей Османской Турции, тоже имеет решение. В 20-е годы она взяла на себя обязательства по выплате османского долга. Потом, естественно, «кинула» кредиторов, но вначале все-таки платила. При более глубоком изучении можно будет найти и другие подтверждения правопреемства. Процесс этот сложный, и Турция готова к определенным коллизиям на этом фронте. В начале века там была создана комиссия под управлением вице-премьера, состоящая из руководителей государственных ведомств, историков, ученых, которая специально занимается возможностями избежать наказания за геноцид. Так что они сегодня достаточно солидно выглядят на этом фронте, мы же пока еще только учимся ставить проблемы, не всегда зная, как их решать. Понятно, что это проблема общеармянская, даже общемировая – не все озабочены политической конъюнктурой, кого-то интересует и справедливость, и возможность предотвратить геноцид как способ решения проблем. Конечно, в отношении к геноциду в самой Турции есть некоторый прогресс, появилась тонкая прослойка интеллигентов с разумным отношением к событиям геноцида, но это статистически незначимая часть турок, и большого влияния на власть она не имеет.

 

– Столетие геноцида может как-то ускорить процесс? Многие утверждают, что столетие – это цунами, которое обрушится на Турцию.

– Не думаю. Столетие – это всего лишь дата, и искать именно в ней возможность изменить ситуацию я бы не стал. Другое дело, что сегодня на Ближнем Востоке идет процесс трансформации системы Севрского договора. Реанимация договора не предвидится, но сегодня реально идет процесс создания курдского государства, предусмотренный в виде автономии единственно Севрским договором. Т.е. обращение к файлам Севрского договора в этом вопросе неизбежно. И Армения должна, на мой взгляд, напомнить миру, что и она подписывалась под этим договором, и то, что было ей обещано – не сбылось. Мы должны быть более активны в ближневосточной политике. Я далек от мысли, что какие-то территории Турции просто отберут от Турции и отдадут нам, но напоминать о правовых условиях мироустройства необходимо.

 

– И, как это уже было, турки будут запасаться злобными чувствами по отношению к нам и будут ждать удобного случая продемонстрировать свою политическую и прочую суть.

– Есть и отличия с тем временем – тогда не было государства Армения. Мы еще не стали государством благосостояния, что прибавило бы нам политический вес, но у нас достаточно эффективная внешняя политика, по крайней мере, в сравнении с соседями. Мы не теряли территориальной целостности, мы, единственные на Южном Кавказе, являемся членом ОДКБ и имеем отношения стратегического партнерства с Россией, что также является фактором безопасности. Кстати, между Турцией и Азербайджаном нет военного союза, по крайней мере, публичного, и во время карабахской войны Турция фактически нелегально поддерживала Азербайджан. А концентрация турецких войск близ армянской границы в 1992 и 1993 годах привела к заявлению России о том, что турецкая активность может привести к третьей мировой войне, и энтузиазм турецкой стороны резко пошел на убыль. Так что не все так плохо, нужно запастись знаниями и терпением и уметь правильно вести себя в изменяющемся мире. Это нелегко, есть упущения, но есть и явные успехи, внушающие оптимизм.

 

 

Беседу вел Арен Вардапетян, Ереван

“Ноев Ковчег”

19-04-2013, 07:45
0 просмотров
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.